В театре Ермоловой разразился скандал с Олегом Меньшиковым

7

В Театре им. Ермоловой закипает скандал, и это несмотря на то, что официально сезон закрыт и актеры ушли в отпуск. Сам худрук — Олег Меньшиков — также отдыхает, а между тем подведомственный ему театр лихорадит от несправедливости, впрочем, узаконенной, и личных драм. Приказом руководства 21 артист должен потерять работу. Что происходит в Ермоловском, до недавнего времени жившем по принципу «Не выносить сор из избы», разбирался обозреватель «МК».

Официально ермоловцы с 20 июля в законном отпуске, но уже 7 июля узнали об увольнении. Документ от 5 июля называется «О проведении мероприятий по сокращению численности и штата». Но если не цепляться к казенным оборотам казенных документов, то 21 человек из труппы в 90 — цифра серьезная. Сам Меньшиков на связь не выходит, но от имени руководства пресс-служба распространяет комментарий следующего содержания: «Руководство театра было вынуждено пересмотреть рабочие процессы и принять сложное решение о кадровых изменениях. Все действия дирекции находятся в рамках Трудового кодекса РФ. Главная причина изменений — оптимизация ресурсов на фоне пандемии. Дирекция театра сохраняет рабочие отношения со всеми сотрудниками, оставаясь в рамках законодательства и принимая во внимание интересы всех задействованных лиц». 

Объясняет ли это суть происходящего, разъясняет ли детали дела, в котором речь идет о конкретных людях, о конкретных судьбах? И, в конце концов, насколько необходима оптимизация в такой трудный эпидемиологический момент? Все это мы обсуждаем с актрисой Еленой Бурхановой-Калининой, которая не боится говорить открыто и находится в списке уволенных.

В театре Ермоловой разразился скандал с Олегом Меньшиковым

— Елена, обычно актеры — люди зависимые со всех сторон — соглашаются на интервью только на условиях анонимности. Вы же говорите в открытую.

— А чего бояться, если все равно увольняют. Я пришла в театр в 93-м году, и я в списке на увольнение. Не боюсь, потому что все, что говорю — правда, мне нечего скрывать. Я член профкома, даже не председатель. Могу сказать, что Олег Евгеньевич (Меньшиков. — М.Р.) еще до этого отказался подписывать коллективный договор, который обычно заключается между работниками и работодателем, и он как раз защищает работников. Этот договор заканчивался, профком обратился к Меньшикову, но тот отказался его подписывать.

— Все артисты из списка получили уведомление об увольнении?

— Не все, но многие об этом узнали через сайт Госуслуг. Но по закону уведомление должны получать под роспись.

— Но все-таки странно: Ермоловский театр до сих пор не выделялся публичным обсуждением внутренних проблем. Их не было или они скрывались?

— Знаете, мы не удивились: все эти годы в театр постоянно набирались новые артисты, раздувался штат. Приглашались даже не звезды, а артисты более низкой квалификации, чем те, кто работает. Это вызывало возмущение, но как-то не выплескивалось наружу. Причем все это, как мы теперь понимаем, началось после смерти Владимира Андреева (худрук Ермоловского до Меньшикова, при нем — почетный президент. — М.Р.). По сути, увольняют как раз костяк андреевских артистов, кого он брал в театр.

— Потерять работу, особенно сейчас — драма, а для некоторых и вообще трагедия. Но все-таки вы допускаете мысль, что у нового руководителя (хотя Меньшиков у руля девять лет) свой взгляд каким должен быть театр и его артисты?

— Я понимаю, что новая метла по-новому метет, что у Олега Евгеньевича свой взгляд, но у нас есть пример перед глазами — это Андреев как руководитель, который в самые сложные времена, когда Ермоловский состоял из двух трупп и его раздирали внутренние конфликты, сумел объединить две труппы, наладить с артистами отношения. Кто не имел главных ролей, все равно были заняты в спектаклях — бегали в массовках. Сейчас другие времена, но Олег Евгеньевич не может и не хочет так, как было при Владимире Андрееве.

В театре Ермоловой разразился скандал с Олегом Меньшиковым

— Уволенные актеры пытались поговорить, встретиться с художественным руководителем?

— Он не разговаривает с артистами. Раньше он был един в двух лицах — и худрук, и директор, а сейчас он сложил директорские полномочия, и у нас новый директор Сергей Кузоятов, который работал главным бухгалтером. Поначалу все обрадовались, надеялись, что он поможет в решении трудовых споров, но он тоже не идет на диалог. И невозможно найти никакого компромисса. А ведь ситуация с увольнениями ужасная — кому-то из артистов осталось до пенсии полгода, несколько месяцев или несколько лет, кто-то ухаживает за престарелыми родителями-инвалидами. Куда они пойдут? Кто их возьмет на работу?

— Какая зарплата у уволенных артистов? Может быть, это будет существенная экономия в результате такой серьезной оптимизации? И сколько получают набранные и приглашенные артисты?

— У меня оклад 24 тысячи, включая подоходный налог. Могу сказать, что у меня сейчас нет спектаклей, я не играю, и это правда. Но, во-первых, я не могу сама себе дать роли, а во-вторых, среди уволенных есть артисты, которые до решения об увольнении играли, но их срочно стали заменять в спектаклях. Ну, а сколько получают новые артисты — не знаю, в театре говорят, что значительно больше тех, кто уже давно работает.

— Насколько я понимаю, вы намерены бороться за свои права и тем самым создадите прецедент для коллег из других столичных театров.

— Мы обратились в профсоюз работников культуры. Они нас защищают и помогают нам. Поверьте, на конфликт идти никто не хочет, но мы хотим поднять эту острую проблему, потому что похожая ситуация сейчас во многих театрах. Мы — артисты в своей профессии не сведущие в юридических делах, привыкли доверять работодателям. Но когда столкнулись с подводными камнями, вынуждены открыть Трудовой кодекс, изучать его, чтобы грамотно вести диалог — его никто не отменял. Я уже не говорю о том, что Владимир Путин предостерегает работодателей от массовых увольнений в период пандемии. Мы что, в другой стране живем?

Источник: www.mk.ru

Читайте также