Создатель ракетных двигателей раскритиковал причину приостановки создания супертяжа

11

Проект создания российской сверхтяжелой ракеты «Енисей» де факто остановлен. Произошло это по личной инициативе главы Роскосмоса Дмитрия Рогозина, который счел необходимым на переправе поменять лошадей, то есть двигатели: с кислород-керосиновых на метановые. Стоит ли овчинка выделки, не откатится ли проект за горизонт 2030 года, к которому госкорпорация обещала создать сверхтяж, выясняла корреспондент «МК».   

 Озвучить довольно спорное решение было доверено главе самарского Ракетно-космического центра «Прогресс» Дмитрию Баранову, который впрочем, предупредил, что инициатива эта принадлежит самому Рогозину. В интервью РИА-Новости он сообщил, что «Россия прекратила техническое проектирование сверхтяжелой ракеты для полетов на Луну, но не исключено, что работы могут возобновить после уточнения программы». Согласитесь, довольно расплывчатая формулировка, которая позволяет толковать сказанное двояко.

«МК» попросил официальный комментарий в пресс-службе Роскосмоса, где ясности особо не прибавили. Вот, что нам ответили: «Эскизный проект сверхтяжелой ракеты готов. Сейчас для уточнения порядка выполнения работ приостановлено техническое проектирование».

Однако чуть позже от себя лично Дмитрий Рогозин выдал следующее уточнение: «Деньги, которые мы планировали бросить на сверхтяж, мы сейчас бросаем на разработку в КБ Химавтоматики двигателей на метане, потому что метановый двигатель даст нам возможность использовать многократно двигатели ракеты сверхтяжелого класса. Так мы просто выкинем триллион рублей под крики людей, у которых денег не хватает в стране. И ничего хорошего. И будет одноразовый полет вокруг Луны. Что дальше? Если мы хотим создать эту систему, то она должна быть многоразовой. Поэтому мы лучше сделаем чуть позже, но зато мы сделаем так, что это будет стимулом развития композиционных материалов в Роскосмосе, и систем, и сплавов, и новых двигателей», – сказал Рогозин.

У лунного проекта со сверхтяжелой ракетой, которая может стоить около триллиона рублей, изначально было много противников. Прежде, чем создавать такую ракету (за основу для нее сторонники идеи предлагали взять наработки по летавшей ракете-носителю «Энергия»), надо было разработать внятную лунную пилотируемую программу. В космической программе до 2025 года сверхтяжа еще нет. Но в 2018 году президент Владимир Путин подписал Указ о создании такой ракеты к 2030 году, и Роскосмос рапортовал о готовности к 2028-му году начать летные испытания ракеты-носителя сверхтяжелого класса «Енисей». За работу по заказу госкорпорации взялся РКЦ «Прогресс», заложив в проект кислородно-керосиновые двигатели РД-171МВ и РД-180МВ.

В декабре прошлого года вектор неожиданно поменялся – создание сверхтяжа решили отложить. Одной из причин стала необходимость срочной реализации более насущного проекта — создания национальной орбитальной космической станции вместо нынешнего российского сегмента МКС, максимальный срок службы которому был определен до 2025 года.

Тогда же, в декабре Рогозин, видимо, воспользовавшись образовавшейся паузой, решил поменять проект с керосин-кислородного на метановый.  

Основным аргументом стало то, что ракету с таким двигателем можно использовать многократно.

Прокомментировать данное решение мы попросили академика РАН, экс-гендиректора и генерального конструктора НПО «Энергомаш» Бориса Каторгина.

– Борис Иванович, насколько двигателестроители готовы сейчас создать метановый двигатель для новой сверхтяжелой ракеты-носителя?

– В свое время на «Энергомаше» в Химках мы разрабатывали отдельные элементы для такого двигателя, слышал, что аналогичной работой занималось воронежское КБ Химавтоматики… Но как такового двигателя пока нет.

– Насколько целесообразен переход от кислород-керосиновых двигателей на метановые?

– Не вижу в этом особой необходимости. Выигрыш, если он возможен, будет незначительным, особенно при использовании метана в двигателе первой ступени. Из-за того, что метан меньше по плотности, чем кислород-керосин, для него потребуется создание более крупных топливных баков, за счет чего возможно придется экономить на полезной массе.

– Но зато ступени с метановым двигателем будут многоразовыми, что удешевит запуски…

– Кислородные двигатели тоже можно сделать многоразовыми. К примеру, Falcon Heavy у Маска имеет такие возвращаемые двигатели. Кстати, когда мы создавали двигатели РД-170 и РД-171 для ракеты-носителя «Энергия», тоже закладывали для них возможность неоднократного применения, до 20 раз.  А теперь подсчитайте, сколько надо вложить средств на создание не только самих метановых двигателей, но и ракеты для них, заправочных комплексов… Все это сделает проект дороже при том, что особой выгоды от него будет не слишком много.

Есть и другое мнение по поводу строительства сверхтяжелой ракеты-носителя в России. Его озвучил нам кандидат технических наук, аналитик Андрей Ионин:

– Я всегда был против создания сверхтяжелой ракеты. Во-первых, тот проект сверхтяжа, который продвигался («Енисей»), это проект масштабирования имеющегося задела, а не проект технологического развития. Иными словами, огромные бюджетные расходы привели бы к мизерному эффекту в развитии отрасли, науки, технологий, страны. А у России сейчас не так много денег, чтобы реализовывать проекты со столь низким технологическим выхлопом. Тем более, когда даже в копилке Роскосмоса есть проекты  с потенциально более мощным «выхлопом», к примеру, ядерный буксир, без которого  освоение Луны и других дальних космических объектов невозможно, и «космический интернет».

Источник: www.mk.ru

Читайте также