“Совпадение 99,9”. Как поисковики возвращают имена павшим бойцам

7

© РИА Новости / Константин МихальчевскийПерейти в фотобанк

Татьяна Пичугина. В среднем из ста найденных останков красноармейцев удается установить личность семерых. Один из таких редких случаев — Куприян Светлаков. Его идентифицировали по ДНК и спустя 78 лет после гибели захоронили рядом с родными в Алтайском крае. Как новейшие научные методы помогают возвращать имена воинам, погибшим в Великую Отечественную и предаваемых земле только в наши дни, — в материале РИА Новости.

Куприян Светлаков, Вологодская область, Оштинский рубеж

В сентябре 1941 года началась осада Ленинграда. Одновременно немцы и примкнувшие к ним финны стремились прорваться вглубь страны, чтобы замкнуть второе кольцо блокады. Их остановили на реке Оште в Вологодской области. Бои тут продолжались 990 дней, до июня 1944-го.

Поисковые отряды давно исследуют местность, где проходил Оштинский рубеж. Обнаружили и захоронили более двух сотен останков, но многие остаются непогребенными, а значит, работа продолжится. В июне прошлого года поисковики прочесывали лесной район у Оштинского сельского поселения.

“Это был завал. Много сухих веток, поваленных деревьев. Не испугалась, пробралась в самые заросли. Удар щупом — противогазная трубка! Кто-то есть, — вспоминает в соцсети поисковик Наталья Бабаина. — Я нашла его… Солдата, который ждал меня, чтобы рассказать о себе… Чтобы вернуться в свою семью спустя 78 лет”.

У бойца не было смертного медальона, зато сохранились два ремня. На одном нацарапано “Светлаков К. Т.”. “Мы к подписным предметам осторожно относимся, солдаты могли ими обмениваться, им могли выдать чей-то ремень”, — уточняет Ирина Метелкина, председатель Вологодского объединения поисковиков.

"Совпадение 99,9". Как поисковики возвращают имена павшим бойцам© Фото : МОО “Вологодское объединение поисковиков”Ремень с фамилией и инициалами “Светлаков К. Т.”, найденный вологодскими поисковиками

Волонтеры отправились в архивы, чтобы выяснить, какие воинские подразделения участвовали в боевых действиях в этом районе, изучили списки солдат и обнаружили в ОБД “Мемориал” единственного с совпадающими инициалами — Светлаков Киприян Трифонович, 1901 года рождения, призван в Алтайском крае.

Приступили к поиску родственников. И снова удача — откликнулась внучка, проживающая с семьей в Кемеровской области.

“Поисковики опубликовали пост во “ВКонтакте” о розыске и вышли на моего старшего сына. У него фамилия Светлаков. Сын позвонил: “Мама, нашли твоего деда”, — рассказывает Нина Копылова.

Антрополог, исследовавшая останки, по характерной форме черепа подтвердила близкое родство со Светлаковыми из Кузбасса. “На фотографиях детей моего деда видна очень характерная особенность — узкая нижняя челюсть”, — отмечает Нина Васильевна.

"Совпадение 99,9". Как поисковики возвращают имена павшим бойцам© Фото : МОО “Вологодское объединение поисковиков”Поисковая экспедиция “Ошта-2020”. Раскопки

Все указывало, на то, что это ее дед, несмотря на разночтение в документах — по военным он — Киприян, по гражданским — Куприян. Служил лесником. Прямо из леса ушел на фронт, даже домой не заехал попрощаться. У него остались жена и шестеро детей. С марта 1942-го числился пропавшим без вести.

Чтобы исключить малейшие сомнения, решили провести ДНК-анализ. В Следственном комитете Вологодской области открыли уголовное дело, взяли у Нины Копыловой образец ДНК и сравнили с выделенным из зубов погибшего бойца. “Стопроцентное подтверждение”, — говорит Наталья Метелкина. Для вологодских поисковиков это первый опыт ДНК-идентификации.

Восьмидесятый отдельный лыжный батальон, Псковская область, Торопецко-Холмская наступательная операция

“Архивный список 80 олб, ДНК-экспертиза М. А. Парамонова” — с этой пометки начинаются 18 из 2322 кратких биографий в десятом томе серии “Имена из солдатских медальонов”, составленном по данным Всероссийского информационно-поискового центра “Отечество” в Казани.

Олб — отдельный лыжный батальон. Эти части формировали зимой из молодых, физически крепких, активных бойцов. Выносливые, бесшумные, они ходили в разведку, устраивали диверсии в тылу врага, выполняли боевые задачи там, где пехота не могла пройти.

Этот 80-й отдельный лыжный батальон, сформированный в Казани, действовал в составе 3-й ударной армии. При подготовке к освобождению города Великие Луки в январе 1942-го в сложнейших условиях ценой больших потерь бойцы преодолели 300 километров и сдерживали противника, не позволяя продвинуться к Новосокольникам. Бой длился до глубокой ночи, на утро поступил приказ — наступать. К тому моменту в строю осталось 87 человек, живые не успевали хоронить погибших.

“В 2002-м к нам обратился внук одного из бойцов-лыжников с просьбой узнать судьбу деда, пропавшего без вести. Мы изучили архивные документы, установили место гибели — деревня Липенка. Нашли одного свидетеля, который запомнил примерно место, где его мать и односельчане захоранивали погибших. Это сузило поиски”, — рассказывает командир отряда “Поиск” Миляуша Котенкова.

Поля стали засеивать сразу после освобождения от немцев, поэтому ни памятников, ни каких-либо указательных знаков не сохранилось. Лишь спустя 13 лет, в апреле 2015-го, поисковики обнаружили воронку с останками 18 бойцов. Смертных медальонов, документов, именных вещей при них не было. Их политрука, судя по знакам различия, нашли годом ранее чуть поодаль.

“Мы провели глубочайший анализ документов и уже знали, кто этот политрук. В тот день, 31 января 1942 года, погибли 19 человек. Никто другой в этой яме оказаться не мог. Можно было и анализ ДНК не делать”, — говорит Котенкова.

Но когда вышли на прямых потомков политрука Василия Ивановича Новичкова и минометчика Михаила Афанасьевича Парамонова, решили попробовать. “Совпало на 99,9 процента”, — отмечает командир отряда. Отыскали родственников 14 бойцов, остальных ищут. Останки торжественно захоронили 31 января 2020 года в братской могиле в Нижнекамске.

Сержант Колобаев, Орловская область, прорыв под городом Новосиль

“Внимание!!! Поиск родственников!!! Ст. сержант КОЛОБАЕВ Сергей Петрович 1922 года рождения, г. Молотов, призван Молотовским РВК” — такое объявление волонтеры опубликовали во “ВКонтакте”. С приложением — фотография ложки с нацарапанной фамилией, копия именного списка потерь 1170-го стрелкового полка 348-й стрелковой дивизии, учетная карточка погибшего бойца.

Летом 1943 года в Новосильском районе Орловской области шли ожесточенные бои. Солдаты 348-й стрелковой дивизии прорвали оборону противника 12 июля. Сержант С. П. Колобаев погиб 14 июля, числился захороненным, но его останки обнаружили в 2020-м участники поисковой общественной организации “Отечество” во главе с Александром Чепурновым.

"Совпадение 99,9". Как поисковики возвращают имена павшим бойцам© Фото : ПО “Отечество”Подписная ложка С. П. Колобаева

“Скорее всего, боевые товарищи собрали погибших и прикопали. Один был в стороне. С подписной вещью — ложкой. В результате архивной работы установили личность, время гибели”, — говорит командир МПО “Костер” Николай Красиков. Он подчеркивает, что генетическая экспертиза — самый верный способ идентифицировать бойцов, при которых нет документов, только личные подписные вещи.

Объявление быстро разлетелось по интернету. Волонтеры вышли на предполагаемого племянника.

“Дядя окончил школу командиров, старший сержант. Забегал домой на 20 минут, когда эшелон через Москву проходил. Воевал всего ничего”, — вспоминает Сергей Колобаев. Дать образец ДНК согласился сразу. “Не было сомнений. Это дело такое. Нельзя отказываться”.

Результатов еще нет.

Как проводят ДНК-анализ

Поиски красноармейцев, павших в Великую Отечественную, относятся к военной археологии. Ученые поясняют, что в этом случае приходится иметь дело уже с палеоДНК, выделяемой из длинных трубчатых костей и зубов.

ДНК неплохо сохраняется — тысячи лет. Разрушиться может, если останки были в кислой среде или обуглились.

“Берут около нанограмма ДНК. Столько содержится примерно в 170 клетках человека. В каждой клетке два генома — от матери и отца. В случае палеоДНК 30-50 геномов достаточно для надежного результата “, — рассказывает доктор биологических наук Игорь Корниенко, главный научный сотрудник Южного научного центра РАН, профессор Южного федерального университета. Он занимался генетической идентификацией останков воинов, погибших в Афганистане, Чечне, жертв терроризма в Беслане, крупных авиакатастроф.

Этот метод применяют с 1980-х, технологии ушли далеко вперед. Однако с опознанием красноармейцев есть большая сложность — братьев и сестер почти не осталось, а из более далеких родственников не каждый годится.

У ближайших кровных родственников анализируют ядерную ДНК, но с каждым поколением общие участки генома все больше размываются и точность результата падает. Тогда берут Y-хромосому, которая передается практически неизменной по мужской линии, либо митохондриальную ДНК, наследующуюся по материнской линии.

"Совпадение 99,9". Как поисковики возвращают имена павшим бойцам© Иллюстрация РИА НовостиY-хромосома наследуется практически без изменений по мужской линии, ДНК в митохондриях клеток передается по женской линии. Эти виды исследований используются при сравнении ДНК дальних родственников

“Скажем, предполагаемый внук, родившийся у сына родной сестры солдата, для точной идентификации не подойдет. Мужская и женская генетические линии у него заведомо разные”, — приводит пример ученый.

В 2007-м в Эстонии поисковики обнаружили самолет ИЛ-2, потерпевший крушение в 1944 году, в нем останки двух летчиков. По архивам ОБД “Мемориал” установили имена — младший лейтенант Владимир Лазарев и сержант Дмитрий Ермоленко. Позже нашли родственников.

“Образцы крови родной сестры и двоюродного брата — это большая удача. Кроме ядерной ДНК, мы исследовали Y-хромосому и митохондриальную ДНК”, — вспоминает Корниенко.

В 2016 году на линии обороны “Миус-фронт” поисковики наткнулись на подбитый самолет с тремя скелетами. Уцелел серийный номер, по которому в архивах отыскали имена членов экипажа. Нашли и предполагаемых родственников, в том числе дочь родной сестры младшего сержанта Владимира Дзюбы. Результат анализа — положительный.

"Совпадение 99,9". Как поисковики возвращают имена павшим бойцам© Фото : И.В. КорниенкоФрагмент нижней челюсти младшего сержанта Владимира Дзюбы. ДНК для исследования выделено из зуба

Когда ДНК-анализ отрицательный

“Положительных идентификаций очень мало. Влияет масса факторов: не так прочли полуистлевшие бумаги, свидетели могли ошибиться”, — продолжает профессор.

В 2001-м исследовали ДНК летчика, разбившегося в Ленинградской области. У экспертов были образцы крови его родной сестры, и все вроде бы указывало на то, что погибший — ее брат, дважды Герой Советского Союза майор Александр Карпов, пропавший без вести 20 октября 1944 года при выполнении боевого задания. Но нет. “Анализ митохондриальной ДНК это опроверг”, — констатирует ученый.

ДНК-идентификация становится все сложнее, потому что все меньше остается прямых родственников, а на поиск дальних “правильных” уходит много времени.

“Представьте, 80 лет назад чей-то брат ушел на войну. Мы сейчас занимаемся идентификацией солдата 1924 года рождения, который погиб под Вязьмой в 1941-м, перед Вяземским котлом. Старший лейтенант Александр Краснов, 280-я стрелковая дивизия. Волонтеры ищут родственников. Уже лет через десять-пятнадцать это станет невозможно”, — отмечает профессор.

Массовую генетическую идентификацию сдерживает то, что нет централизованной программы поддержки поисковиков. Работа в архивах, поиск родственников, передача биоматериала, ДНК-идентификация — все это на общественных началах. Процесс затягивается на месяцы и годы.

“Все молекулярно-генетические исследования мы выполняли на основании частных запросов от поисковиков, общественных организаций. Только один раз к нам с письмом обратились из Министерства обороны”, — уточняет Корниенко. Без официального запроса следственных органов и открытия уголовного дела исследование ДНК не считается экспертизой и не оплачивается государством.

“Великая Отечественная воспринимается уже как далекая история. А поисковики находят много останков, и, получается, они никому не нужны, кроме них самих. Если бы не волонтеры, и того бы мизерного количества генетических идентификаций не было бы”, — заключает профессор.

"Совпадение 99,9". Как поисковики возвращают имена павшим бойцам© Фото : И.В. КорниенкоИгорь Корниенко, главный научный сотрудник Южного научного центра РАН, профессор Южного федерального университета, специализируется на ДНК-идентификации современных останков и палеоДНК

Почему необходим ДНК-анализ

В октябре 2017-го члены МПО “Костер” обнаружили останки в Знаменском районе Орловской области. Почти два года ушло на то, чтобы опознать человека — Мусина Ракия Нигматзяновна, медсестра 14-го отдельного медико-санитарного батальона 18-й Гв. Краснознаменной СД, 1921 г. р., погибла летом 1943-го.

“Ни медальона, ни красноармейской книжки. По легендам установили имя. Но легенда и останки среди леса — разные вещи. Вычислили родственников, провели ДНК-анализ. На тот момент была жива ее сестра. Совпадение 99,9 процента. Ракию отвезли домой и захоронили на семейном кладбище”, — рассказывает Николай Красиков. И добавляет: каждый случай — не только сложный в обработке, но и дорого обходится. То ДНК-исследование стоило поисковикам больше 50 тысяч.

"Совпадение 99,9". Как поисковики возвращают имена павшим бойцам© Фото : МПО “Костер”, ПО “Отечество”Глава о медсестре Ракии Мусиной, останки которой нашли поисковики в Орловской области. Приведены сведения о ней, отрывки писем

“ДНК-технологии мы применяем шестой год. Считаем, что, даже если нашли смертный медальон, желательно подтвердить с помощью ДНК. Бывает, что человек выжил. В прошлом году в Татарстане таких два случая было”, — приводит пример Александр Коноплев, председатель регионального отделения “Поискового движения России” в Республике Татарстан.

Если есть только подписные предметы, генетическая экспертиза обязательна, подчеркивает Коноплев. На именных ложках, как правило, фамилия или просто инициалы, опознать по которым сложно. Для поисковиков генетическое исследование слишком дорого, поэтому средства собирают через родственников, муниципалитеты, привлекают спонсоров.

В Татарстане поисковики в год выполняют по несколько ДНК-идентификаций. Массовые пока в мечтах. “С одной стороны, это дело важно для родственников, с другой, нормального финансирования нет. Мы уже думаем, что для поисковиков нужна своя лаборатория, специализирующаяся на палеоДНК”, — отмечает Коноплев.

Оставить ДНК потомкам

Опыт генетических исследований погибших красноармейцев показывает, как важны базы данных биоматериала военнослужащих. Составлять ее лет 30 назад, когда ДНК-идентификация пополнила арсенал ученых и криминалистов, в голову никому не приходило, но теперь геномные технологии вершат чудеса, и эту работу необходимо начинать.

С 2008 года действует федеральный закон “О государственной геномной регистрации в Российской Федерации”, но военнослужащие под него не подпадают. “Я выступал на научно-техническом совете ВПК при Правительстве России, статьи опубликовали, однако ничего не добились”, — говорит Игорь Корниенко. А пока законодательно не предусмотрено хранение биоматериала, то и генетическая идентификация затруднена.

Ученый считает, что нужно собирать и хранить образцы крови, как это делают в Министерстве обороны США. Там в биобанке порядка шести миллионов ДНК-карт, хранящихся при минус 20 градусах. После увольнения образцы можно забрать.

Хранить имеет смысл только биологические образцы. ДНК-типирование, то есть расшифровку, сразу не делают, — это нецелесообразно, подчеркивает эксперт. ДНК-технологии быстро меняются: сегодня результат получен по одной ДНК-панели, завтра — по другой. Например, в системе CODIS для судебно-медицинской идентификации до 2017 года было 13 STR-локусов — участков хромосом c короткими тандемными повторами. А теперь 21. Получается, нужно постоянно обновлять ДНК-базу, что очень дорого.

"Совпадение 99,9". Как поисковики возвращают имена павшим бойцам© Иллюстрация РИА Новости . Алина Полянина, Depositphotos / alexdrumcheg.gmail.comКороткие тандемные повторы хромосомной ДНК (STR-маркеры) служат уникальными генетическими признаками каждого человека. Они включают в себя набор нуклеотидов, который может повторяться. В отличие от генов STR не кодируют белки.

Корниенко с коллегами из ЮНЦ РАН и ЮФУ разработали ДНК-карты, которые позволяют хранить биоматериал не менее 20 лет при комнатной температуре, в морозильнике — вечно. “Уже неважно будет, сколько лет найденным костям. Наши потомки и через века их идентифицируют, имея такое хранилище”, — утверждает эксперт.

В 2019 году Владимир Путин включил генетическую паспортизацию населения в список основных задач государственной политики в области обеспечения химической и биологической безопасности. Спустя год президент поручил правительству подготовить создание Национальной базы генетической информации. Главным образом она предназначена для медицинских целей, но поисковики предположили использовать ее и для ДНК-идентификации погибших при защите Отечества. С такой инициативой выступил депутат Госдумы Ильдар Бикбаев.

Базу генетической информации можно совместить с электронным банком документов “Память народа”, составленным по материалам Центрального архива Минобороны России, добавлять туда ДНК безымянных солдат. Люди сдавали бы генетические тесты через эту систему, и автоматически происходило бы сопоставление.

Источник: ria.ru

Читайте также