Солдату Шамсутдинову запросили психиатра

11

2-й Восточный окружной военный суд провел предварительное заседание по делу солдата-срочника Рамиля Шамсутдинова, обвиняемого в убийстве восьми сослуживцев. Его адвокаты попросили назначить повторную психолого-психиатрическую экспертизу и изменить меру пресечения с ареста на содержание в воинской части. Прокуратура же заявила о незначительном смягчении обвинения, попросив исключить из материалов дела некоторые телесные повреждения одного из пострадавших. Родные погибших настаивают на полной вменяемости Шамсутдинова и считают справедливым наказание в виде пожизненного срока.

На судебном заседании 29 сентября защита Рамиля Шамсутдинова подала ходатайство о повторной психолого-психиатрической экспертизе солдата-срочника. Его адвокат Равиль Тугушев заявил “Ъ”, что в первой экспертизе был выявлен ряд нарушений, который позволяет усомниться в достоверности заключения. «Подавали ходатайство о приобщении к материалам дела нашей рецензии на заключение психолого-психиатрической экспертизы. По итогам первой экспертизы была нарушена ст. 204 УПК. В заключении были неточности. Мы настаиваем на недопустимости первой экспертизы и попросили назначить экспертизу в другом экспертном учреждении»,— сообщил господин Тугушев.

Ранее судебная психолого-психиатрическая экспертиза, проведенная в московском Институте имени Сербского, показала, что Шамсутдинов не страдает психическими расстройствами «или иным болезненным состоянием психики, которые лишали бы его способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий».

Напомним, Рамиль Шамсутдинов обвиняется в покушении на убийство двух или более лиц, совершенном общеопасным способом (ч. 3 ст. 30 и п. «а», п. «е» ч .2 ст. 1 05 УК РФ) и в убийстве двух или более лиц (п. «а», п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ). Ему грозит пожизненное заключение. По версии следствия, 25 октября 2019 года солдат прибыл на территорию комплекса подготовки дежурной смены. С собой у него был автомат АК-74М и четыре магазина с 30 боевыми патронами калибра 5,45 мм. Он начал стрелять по сослуживцам, целясь в голову, грудь и спину. Когда заканчивались патроны, он менял магазин и продолжал стрелять. В итоге восемь военнослужащих умерли, еще двое пострадали. Свою вину он признал, объяснив поступок издевательствами в части. Защита настаивала на суде присяжных, полагая, что солдата-срочника признают заслуживающим снисхождения.

Со стороны прокуратуры в ходе предварительного заседания поступило ходатайство об исключении части обвинений из материалов дела. «У одного из потерпевших было несколько ссадин на руках, которые были получены за день до инцидента, но их включили в материалы дела, прокуратура просит их исключить»,— пояснил господин Тугушев. Он также отметил, что защита попросила изменить меру пресечения для Шамсутдинова с ареста на содержание в воинской части.

Суд удалился в совещательную комнату, свое решение по ходатайствам он объявит 1 октября. По словам Равиля Тугушева, в этот же день должен стать известен состав суда присяжных и будет определена дата рассмотрения уголовного дела по существу.

Собеседник “Ъ”, близкий к родным погибших и пострадавших, рассказал, что они полностью поддерживают следствие, считают, что Рамиль Шамсутдинов был вменяем в момент совершения преступления, а также настаивают на пожизненном заключении для него.

Ранее стало известно, что семьи погибших заявили гражданские иски на компенсацию морального вреда в размере 26,7 млн руб. Требования будут рассмотрены в рамках уголовного дела.

Отец срочника Салим Шамсутдинов рассказал “Ъ”, что согласен с выводами экспертизы, что его сын был вменяем, но в целом ее результаты семью не устраивают.

Эксперты просто подтвердили наши слова, что он нормальный, но не ответили на вопрос: был ли он в состоянии аффекта во время совершения преступления, можно довести до аффекта и здорового и нездорового человека. Как я понял, этот вопрос остался открытым»,— отметил отец срочника.

Он также добавил, что не понимает, как родные убитых планируют получить с Рамиля требуемые в качестве моральной компенсации 26,7 млн руб. «У него ничего нет, ни доходов, ни работы — ничего. И такая сумма, как будто он миллионер был какой-то. Насколько я знаю, все потерпевшие получили компенсации от Минобороны (за каждого погибшего военнослужащего члены семей в равных долях получили по 6,6 млн руб.— “Ъ”). Хотят еще тут денежку срубить? Не получится. Если бы их сыновья служили нормально, тогда бы вообще ничего не произошло, я считаю, сами виноваты»,— добавил он.

Илья Смирнов, Екатеринбург

Источник: kommersant.ru