Россияне выступили в Мали и Сенегале с лекциями о русской культуре

25

Группа исследователей и музыкантов из России совершила путешествие по маршруту: Москва — Дакар, Дакар — Бамако, Бамако — Дакар и возвратилась в заснеженную российскую столицу с яркими африканскими впечатлениями. Просветительское двухнедельное турне позволило познакомить жителей экзотического континента с русской культурой. В числе путешественников был поэт и антрополог Игорь Сид, который выступил в двух столицах с лекцией «Пушкин, или Возвращение в Африку». Чем удивила Африка и чем удалось удивить Африку — выяснил корреспондент «МК».

— Игорь, как зародилась идея «вернуть Пушкина на родину»?

— Идею предложил руководитель экспедиции музыкант-фольклорист Максим Дмитриенко. А организатором выступил российский музыкант и продюсер Паша Африканда, основатель одноименной группы.

Меня позвали на стадии разработки концепции. «Возвращение» Александра Сергеевича на прародину — это, конечно, метафора, речь идет об исполнении мечты. Пушкин, как известно, был невыездным, ему даже Европа не особенно светила. Но при этом Африку он, что важно, считал своей.

— Когда на Килиманджаро поднимаются российские альпинисты, они покоряют эту вершину с триколором. А вы, получается, путешествовали под знаменем Пушкина? Это была первая такая — пушкиноцентричная поездка?

— Тема Африки в истории пушкинианы возникает регулярно. На континенте памятники поэту стоят, например, в Эфиопии и Эритрее. Но при этом на звание родины героя претендуют несколько стран. Исходно таковой считалась Эфиопия. Но бенинский исследователь Дьёдонне Гнамманку обосновал происхождение Абрама Ганнибала, прадедушки классика, из города на озере Чад, что на территории нынешнего Камеруна.

— А почему решили поехать именно сейчас? В ЮАР буйствует новый штамм коронавируса, как вообще удалось вырваться в такой драматичный момент?

— Для нас с Павлом, африканофилом, это новая серия давних странствий. А драматичные моменты — самое время для авантюриста…

— То, что популяризировать Пушкина решили в Африке, связано с тем, что Нобелевскую премию по литературе дали британцу с занзибарскими корнями? Это можно считать этакой «ответкой» Москвы?

— Нет, Нобелевка — это осенняя новость, а проект «Африка Пушкина» готовился полгода. И поддержка его Министерством просвещения связана с общим восстановлением в России интереса к Африке.

— Где вам удалось побывать и что интересное сделать?

— Предполагалась неделя выступлений в Сенегале и неделя в Гвинее. Но в сентябре в Гвинее произошел переворот, закрыли границы, и я предложил замену. В Гвинее мы с Пашей когда-то были, а в Мали никогда. А главное, там живет мой старый друг, филантроп и один из лидеров мировой африканской диаспоры Алиу Тункара. Алиу лет 30 был организатором африканской жизни в Питере, в последние годы вернулся на родину, а недавно был избран в национальный парламент. Он и стал нашим координатором по Мали. А дакарский профессор Боли Кан — координатором по Сенегалу.

— Кто был вашим зрителем? Вы общались с залом по-русски?

— Лекции были на русском и отчасти на французском языках, для нерусскоязычных африканцев. Мы были счастливы выступить на главных интеллектуальных и культурных площадках двух столиц. В Сенегале лекции читали в Университете Шейха Анты Диопа, а концерт был в Национальном театре Даниеля Сорано. В Мали лекции проходили в Бамакоском университете литературы и гуманитарных наук, а музыкальная часть — в Консерватории искусств и мультимедийных профессий Балла Фассеке Куяте. Это было круто!

— Что стало основой концертной программы?

— Музыкальная аутентичная традиция северо-запада России. В джем-сейшенах с местными музыкантами звучали гусли, гармонь, аутентичные инструменты Западной Африки — кора, барабан джембе…

Основу нашей команды составили фольклористы. Профессор Светлана Адоньева из СПбГУ в своей лекции рассказывала о секретах живой устной речи, посредством которой общество и человек удерживают традицию, ее коллега Екатерина Баева поведала о диковинных сторонах русского языка, а лекции исследователя русского фольклора Сергея Чернышева отчасти были мастер-классами по игре на гуслях и балалайке. Мои лекции были о «другой антропологии», теории путешествий.

— А что из увиденного запомнилось больше всего?

— Каменный хаос в пересохшем русле Нигера. Антилопы и жирафы, прячущиеся от солнца в рощицах акаций в заповедной саванне. Но островок Горе (какое удачное название, горестное. — И.В.), откуда отправляли в Америку рабов, — пожалуй, самое сильное впечатление…

Россияне выступили в Мали и Сенегале с лекциями о русской культуре

— Насколько в Африке знакомо имя Пушкина? Мы же понимаем, что половина населения Африки выучилась у нас.

— Бывшие выпускники советских и российских вузов прекрасно знают Пушкина — они нам читали его по-русски и по-французски. Но насколько его знают весь Сенегал и Мали — сказать трудно. Из русских классиков XIX века мировыми величинами являются Толстой, Достоевский, Чехов. Пушкин — скорее всё же национальный культурный герой. Титан-основоположник, создатель русского литературного языка и во многом фразеологии.

— Малийцы и сенегальцы ходят в театры в масках? А QR-коды нужны?

— Поразительно, но Западная Африка пока слабо затронута COVID-19. Во время нашего пребывания там заболевали по нескольку человек в день, при тысячах заболевших в Европе и России. На улицах люди с открытыми лицами, но в магазинах и в присутственных местах нужно носить маски. И посетители ведут себя достаточно дисциплинированно.

— Наши состоятельные соотечественники во время недавних «длинных выходных» рванули в Египет и Турцию. А «тихое место» располагалось, получается, в другой точке на глобусе?

— Африку трудно привести к общему знаменателю — она слишком разнообразна. В ЮАР, как мы знаем, ситуация гораздо сложнее.

— Но там, где ваша группа побывала, затишье?

— Затишье бывает между бурями… А там бури пока не было и, надеюсь, не будет.

— А как вообще съездили — обошлось без происшествий?

— Происшествия были в основном веселые. Зато под конец у меня украли ноутбук и смартфон. Похитители спустились на мой балкон по веревке с крыши отеля. Но я впервые в жизни не испытал горечи от такой утраты. Теория путешествий гласит, что чем серьезнее неприятность на маршруте, тем надежнее она превратит самую банальную поездку в подлинное приключение. Вместе с другими бесценными данными на жестком диске от меня ушли тысячи отснятых в двух странах фото. Но те снимки, которыми я успел в дороге поделиться с другими, — ко мне вернулись. В этом есть, согласитесь, глубокий философский смысл…

— Игорь, вы верите, что Черный континент таит в себе возможность спасения для цивилизации и культуры. В чем секрет?

— Экономическая отсталость многих стран Африки — обстоятельство второстепенное и во многом искусственное… Суть же в том, что формы человеческого взаимодействия и интеллектуальной жизни, существующие там, — могут оказаться в скором будущем более полезным, чем то, что кажется нам привычным.

Название бесплатной операционной системы Ubuntu происходит из языков Южной Африки и означает философию эмпатии, равенства и взаимопомощи. В Мали находится историческое место Курукан-Фуга, где почти тысячу лет назад был прописан свод законов, ставших в прошлом веке одним из главных источников для Декларации прав человека. Но кто об этом вспоминает?

Примеров много. В конце прошлого века приобрело мировую популярность суахилийское изречение hakuna matata — «нет проблем», «не принимай близко к сердцу». Африканцы это придумали на случай неприятностей. Ведь многие проблемы, с которыми сталкиваемся мы в наших «развитых странах», — придуманные. Они обусловлены нашими зачастую пустыми амбициями, карьерной гонкой, жаждой обновлять гаджеты, успевать за модой и т.д. Всё это выходит за пределы реальной необходимости. И когда европеец вдруг говорит другому на суахили: «Акуна матата!», он приглашает его в подлинную реальность, призывает к открытости миру и к позитиву.

Источник: www.mk.ru

Читайте также