Пыткам дали срок

20

Обвинение просит приговорить троих бывших нижегородских полицейских к пяти годам колонии каждого. По версии следствия, в 2015 году Николай Атамашко, Алексей Хрулев и Сергей Лебедев выбили признание в наркоторговле у задержанного Леонида Мурского, угрожая прострелить ему ногу. Подсудимые не признали вину и доказывали, что не били потерпевшего, а травмы у него появились гораздо позже. Прося оправдать подзащитных, адвокаты заявили о нестыковке и пропаже доказательств по делу, выстроенному только на показаниях потерпевшего. Следователь, собиравшая улики против господина Мурского, погибла в ДТП.

В Нижнем Новгороде начались судебные прения по уголовному делу бывших полицейских Алексея Хрулева, Сергея Лебедева и Николая Атамашко, обвиненных в превышении должностных полномочий (ч. 3. ст. 286 УК РФ). По фабуле дела, в марте 2015 года вместе с другими оперативниками они задержали объявленного в федеральный розыск по подозрению в наркоторговле нижегородца Леонида Мурского и отвезли его в 6-й отдел управления угрозыска на улице Анатолия Григорьева. Его завели в кабинет и в наручниках усадили на стул.

Как утверждает потерпевший, у него выбили показания относительно наркоторговли: сначала он получил удар в лицо, сопровождавшийся словами «такая тварь должна сидеть на полу и не заслужила права сидеть на стуле», а затем его избили, угрожая прострелить ногу и утопить в Гребном канале Волги. После этого Леонида Мурского отвезли в отделение полиции в город Бор, где он рассказал об амфетаминовой лаборатории, расположенной в садоводческом товариществе.

Когда задержанного отпустили, он обратился в нижегородский травмпункт и лег в больницу с закрытой черепно-мозговой травмой, множественными ссадинами, кровоподтеками и повреждением шейного позвонка.

Полтора года спустя Леонид Мурский получил четыре года тюрьмы за производство и хранение наркотиков группой лиц (ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ). В 2018 году он освободился досрочно и обратился в Комитет против пыток (КПП), который добился расследования побоев после шести отказов следствия и жалобы в Страсбургский суд. Благодаря работе КПП в октябре 2019 года бывших полицейских отправили под домашний арест, затем меру пресечения смягчили, заменив арест подпиской о невыезде.

Выступая в судебных прениях 7 июня, прокурор подробно описал роль каждого обвиняемого в эпизоде с побоями. Гособвинитель сообщил, что в кабинет сначала зашел Сергей Лебедев с сотрудником ФСБ, о встрече с которым просил Леонид Мурский, называя его своим куратором. После разговора с чекистом Сергей Лебедев ударил задержанного в лоб кулаком с перстнем-печаткой, а Николай Атамашко и Алексей Хрулев стали бить Леонида Мурского по голове и туловищу. По его показаниям, избиение продолжалось около часа, и после этого врачи констатировали причинение легкого вреда здоровью потерпевшего. С побоями его видели родственники и знакомые, но не видели полицейские в обоих отделах, в которые доставляли Леонида Мурского. Понятые из садоводческого товарищества в Дальнеконстантиновском районе, куда Леонида Мурского возили, чтобы он показал лабораторию, подтвердили слова сотрудников МВД.

Двое подсудимых доказывали, что они остановили Сергея Лебедева, который хотел ударить Леонида Мурского.

Обращение к правозащитникам подсудимые сочли местью и заявили, что потерпевший оговаривает их и мог сам нанести себе травмы или попросить об этом приятеля, с которым встречался после того, как его отпустили из полиции.

Гособвинитель назвал такой сценарий недоказанным и указал, что подсудимые пытаются уйти от ответственности. Каждому из них он запросил по пять лет колонии общего режима с запретом работать в правоохранительных органах на три года.

Адвокаты в прениях сообщили о нестыковках в уголовном деле и пропаже или порче ключевых улик. Например, из материалов якобы исчез целый том доказательств невиновности их подзащитных вместе с видеозаписями камер наблюдения в полицейских отделах. Таким образом, по словам защитников, следователь СКР выборочно построил доказательную базу. Адвокаты заявили, что в деле не учтены материалы уголовных дел в отношении соучастников потерпевшего, задержанных вместе с ним, которые говорят, что силу к ним не применяли.

Защита указала, что обвинение почти полностью выстроено на словах потерпевшего и его знакомых и родственников, которые путались в показаниях и слишком подробно описывали события в кабинете полицейского отдела, в котором не были.

Адвокаты рассказали, что сотрудник ФСБ контролировал расследование уголовного дела в отношении Леонида Мурского и соучастников наркобанды. Как заявили обвиняемые, спецслужбист тесно общался с потерпевшим и его родными, а с полицейскими на судебном следствии вел себя неприязненно. Сразу после задержания он прибыл в отделение, где выяснилось, что Леонид Мурский является его информатором, говорится в материалах дела. Также в суде стало известно, что следователь, собиравшая доказательства по уголовному делу Леонида Мурского, погибла в ДТП из-за неисправной тормозной системы.

Прения сторон продолжатся 21 июня, когда защитники приведут окончательные доводы с просьбой оправдать подсудимых, и бывшие оперативники сами смогут выступить.

Роман Рыскаль, Нижний Новгород

Источник: kommersant.ru

Читайте также