Патрис Кормье: в начале сезона КХЛ я играл как мешок с мусором

34

Хоккеист казанского «Ак Барса» Патрис Кормье в интервью корреспонденту РИА Новости Вадиму Кузнецову рассказал о победах команды в первых раундах плей-офф, обмене на Илью Ковальчука и о том, как он переболел коронавирусом.

Драки в плей-офф не нужны

— В двух первых раундах плей-офф «Ак Барс» остановил две лучшие тройки Восточной конференции — звено Дамира Жафярова из «Торпедо» и Теему Хартикайнена из «Салавата Юлаева». Как вам это удалось?

— А-а-а, нужны секреты? А ничего секретного не было. К примеру, в играх с «Торпедо» мы понимали, что у соперника не такой глубокий состав, и если закрыть тройку Жафярова, правильно сыграть против Криса Уайдмэна в меньшинстве, то у нас будет преимущество. Артем Лукоянов, Михаил Глухов и Алекс Бурмистров взяли это на себя, и всем остальным звеньям было попроще. Нужно было играть жестко, но аккуратно, чтобы «Торпедо» не использовало свое мастерство в большинстве. Нам где-то повезло в овертайме первого матча, «Торпедо» упустило свой шанс, а затем мы забили, и серия пошла по нашему сценарию.

Против Уфы было сложнее. Если бы мы позволяли им играть в большинстве 4-5 раз за матч, как это часто было в регулярке, у нас были бы большие проблемы. Вспомните, тот матч в Уфе, когда Хартикайнен набрал 4 или 5 очков. Если дать «Салавату Юлаеву» поймать кураж, его трудно остановить, и даже в равных составах команда начинает играть лучше. Нам удалось не допустить этого. Классно сыграли оба вратаря, вся команда отработала от и до и не удалялась. При этом не считаю, что «Салават Юлаев» играл плохо. Я бы отметил то, как мы выложились, как аккуратно мы защищались.

— Защищаться аккуратно «Ак Барсу» не удавалось всю регулярку, а в плей-офф удалений стало намного меньше. Это судьи дают играть жестче?

— Судьи относились к нам справедливо на протяжении всего сезона, но мы сами нахватали кучу глупых удалений. Сколько у нас было штрафов за подножки в чужой зоне или нарушения численного состава? И мы, и «Салават Юлаев» играли агрессивно, но нам удалось избежать ненужных удалений, которые мешали нам в регулярке.

— Есть мнение, что игроки «Салавата Юлаева» недостаточно агрессивно играли с «Ак Барсом», и, например, отказывались от драк, когда им предлагали выяснить отношения. Вас это тоже удивило?

— Удивило, что не было драк? Это плей-офф. Я вообще не люблю драться в кубковых матчах. Все хотят победить и делают все для этого, а как тебе поможет удаление за драку? Если меня ударят и вызовут на драку, я откажусь, потому что хочу играть и помогать команде, а не сидеть пять минут на скамейке штрафников. Я лучше запомню, кто меня ударил, сделаю выводы и отвечу ему тем же, когда подвернется случай.

В НХЛ тоже не так много драк в плей-офф, хотя там силовых приемов очень много. Это бессмысленно в таких матчах.

— Вы чуть не установили личный рекорд по штрафным минутам за сезон. Вряд ли это приятное достижение.

— Когда я только приехал в КХЛ, то в первом сезоне заработал много двухминутных штрафов. В этом году у меня 2-3 штрафа за драку и 2-3 больших штрафа за силовые приемы. Признаю, что хит против Михаила Пашнина был плохим, я не должен был так поступать. Но два других силовых приема — против Виталия Кравцова и Андрея Миронова — были достаточно чистыми. Вот и 50 минут штрафа, которых по идее могло не быть. Да, у меня более 100 штрафных минут за сезон, но почти половины из них, наверное, я не заслужил.

— Кто самый недооцененный игрок серии с «Салаватом Юлаевым»?

— Наверное, звено Артема Лукоянова, Михаила Глухова и Александра Бурмистрова. Не то, чтобы их не замечают, но я хотел бы еще раз отметить их вклад. Глухов ловил на себя броски и забивал, Лука и Бурми отлично защищались в меньшинстве, сдержали Теему Хартикайнена. Эти парни отлично поработали. А еще отметил бы Кирилла Петрова, который забил сумасшедший гол в третьем матче.

Мне нравится, что у «Ак Барса» в каждой игре появляются новые герои. Сегодня это Виктор Тихонов, завтра — Артем Галимов, потом кто-то другой. В плей-офф это очень важно.

— Вы поняли, что такое шындр-мындр, когда Дмитрий Квартальнов произнес эти слова в раздевалке после одной из игр с «Салаватом Юлаевым»?

— Я не знал, что это такое тогда, и не знаю до сих пор. Видел, что в Казани выпускают футболки с этими словами. Кстати, как это перевести? Это приличные слова вообще?

— Никто, кроме него, не знает.

— Да, в словаре я их не нашел.

Патрис Кормье: в начале сезона КХЛ я играл как мешок с мусором

— Данису Зарипову недавно исполнилось 40. Как команда отметила его день рождения?

— Мы как раз вернулись к тренировкам после выходных. Данис принес в раздевалку вкусный торт, я даже попробовал немного. Круто играть с человеком, которому 40, а он все еще показывает такой высокий уровень. Мы пожелали ему успехов, но какой-то вечеринки по этому поводу не было.

— Вы бы хотели играть в хоккей в 40?

— Головой, наверное, да, но мое тело, скорее всего, будет против. Думаю, что в 40 точно не буду играть.

— Останетесь ли вы в хоккее после окончания игровой карьеры? Многие спортсмены с годами так устают от всего, что связано с их с деятельностью.

— Посмотрим, какие будут предложения и возможности. Я с детства занимаюсь хоккеем, хорошо знаю его, но пока концентрируюсь на том, чтобы продлить свою карьеру как можно дольше. Посмотрим, надолго ли я задержусь в России, а потом решим с семьей, что будем делать дальше.

— Ваша семья проводит этот сезон в Канаде?

— Да, они не прилетели в Россию, а с прошлого лета я видел их всего 10 дней, когда «Ак Барс» отпустил меня домой на Рождество. Из-за карантина я провел все 10 дней дома, и никто, кроме жены, дочки и собаки, не могли быть рядом со мной.

— Показалось, что после поездки домой вы стали играть лучше. Сами почувствовали?

— Может, дело в семье, может, я просто проснулся и стал играть в привычный для себя хоккей. После возвращения из Канады я действительно добавил.

— Чуть больше года назад у «Ак Барса» было североамериканское звено с Джастином Азеведо, Мэттом Фрэттином и вами. Сегодня в составе только вы. Чем запомнилось то время?

— Мы не так долго играли вместе, так как ко мне и Ази через несколько матчей поставили Петрова. Фрэттин — один из самых веселых парней, с которым я когда-либо играл, и в раздевалке «Ак Барса» его и сейчас вспоминают, хотя он провел в команде всего сезон. Ази был лидером команды на протяжении многих лет, помогал мне не только на льду, но и вне площадки. У нас была классная банда, но и сейчас у «Ак Барса» отличные игроки, и я рад быть частью этой команды.

— Решение Азеведо покинуть команду в середине сезона вас шокировало?

— Прежде всего я ни в коем случае не осуждаю его. Ази мой друг, мы хорошо общаемся. Он получил травму, чувствовал себя плохо, и если ему пришло в голову решение оставить «Ак Барс», значит, на то были веские причины. Он взрослый человек, он лучше знает, что лучше для его здоровья и жизни. За семь лет в Казани Азеведо проявил себя как один из лучших легионеров КХЛ, и в команде на него не в обиде. Даже сейчас, когда я общаюсь с ним, парни просят передать ему привет.

— После серии с «Салаватом Юлаевым» он ничего не писал?

— Он поздравил меня после серии с «Торпедо», спрашивал, как дела и все такое. Уверен, Азеведо счастлив, что команда выступает хорошо.

Пинок под зад

— В декабре казалось, что вслед за Азеведо из команды можете уйти и вы. Старт чемпионата вам не удался из-за перенесенного в межсезонье коронавируса?

— Да, у меня был коронавирус, но я не знаю, как он сказался на моей игре. Знаю точно, что играл как мешок с мусором. Не хочу оправдываться тем, что не катался прошлым летом, травмами или болезнью, но я на самом деле был в очень плохом состоянии и не мог понять, что происходило. В какой-то момент появились слухи о возможном обмене, меня посадили в запас, я собрался и сказал себе: «Так, хватит с меня этой ерунды. Хватит позориться, пора играть нормально». Я был зол на себя, а ни на кого-то другого. Потом, кажется, был перерыв на этап Евротура, и после него я стал играть агрессивнее, а не просто кататься по площадке. В «Ак Барсе» игровое время никому не гарантировано. Его нужно зарабатывать, и я начал это делать. Силовыми приемами, выигранными вбрасываниями, какими-то очками в атаке.

Для меня это был интересный опыт и странное время. Я копался в себе, разбирался в том, что не так. Было неприятно, когда меня отправили в запас, но это только моя ответственность и мотивация работать еще лучше. Я получил пинок под зад, и надеюсь, больше такого не будет.

— То есть вы читали, что писали о вас в прессе?

— Когда все было плохо, стало интересно, что про меня пишут, так что я был в курсе и разговоров об обмене, обсуждения моей зарплаты и так далее. Это бесило, конечно, но я заслужил то, что заслужил. Когда ты хорош — тебя хвалят. Когда ты дорогостоящий мешок мусора — тебя критикуют. Таков бизнес.

— Как вы перенесли коронавирус?

— Не так тяжело, но веселого было мало в любом случае. Пару дней было не по себе, а потом все прошло. Когда я начал играть, никаких последствий болезни я не ощущал. Можно сказать, мне повезло.

— Вы играете в звене с Кириллом Петровым и Харри Песоненом. На каком языке вы общаетесь с Кириллом?

— Мы с Кириллом уже давно играем вместе, и он один из моих близких друзей в «Ак Барсе». Кирилл же играл немного в США, и он может понимать нас. В основном общение происходит на смеси русских и английских слов. Иногда это доставляет трудности — особенно во время вбрасываний, когда нужно быстро договориться, что делать дальше — но у нас неплохо получается на льду. Песонен очень здорово влился в нашу связку с Петровым, у нас хорошее взаимопонимание.

— Представьте, что вы тренер, и «Ак Барс» — следующий соперник вашей команды. Что бы вы сказали своим игрокам о Найджеле Доусе?

— Для начала подчеркну, что сам факт перехода Доуса в «Ак Барс» — это мощное усиление. Он трудяга и лидер, он всегда пашет и не косит на тренировках. Думаю, парни в команде поняли, почему Доус забил так много голов за свою карьеру, и сделали для себя какие-то выводы. Доставьте ему шайбу поблизости от ворот — и, скорее всего, он забьет. Ему не нужно много моментов для гола. Вспомните шайбу в первом матче с «Салаватом Юлаевым». Он нашел момент для броска и сделал гол из ничего.

Когда я играл против него, нужно было следить за ним каждую секунду. Если забыть об этом правиле, у тебя возникнут проблемы.

— Вы, Доус, Стефан да Коста уже достаточно возрастные игроки, но еще не выигрывали Кубок Гагарина. Вас посещает мысли о том, что шанса лучше может уже не быть?

— Мы же не роботы. В голове бывают разные мысли, и в том числе эта. Для меня это дополнительная мотивация, но в нашей команде есть один парень, который завоевал уже пять Кубков Гагарина, и он хочет победы не меньше нас. Все мы хотим победить.

Первый матч против Малкина, обмен на Ковальчука

— Вы провели первый матч в НХЛ против «Питтсбурга» Сидни Кросби и Евгения Малкина. Что тогда было у вас в голове?

— Мне было 20, и я не понимал, что вообще делаю в НХЛ. Все произошло так быстро. Вот я в АХЛ в «Чикаго Вулвз», и вдруг меня сажают в самолет, я лечу на игру «Атланты» с «Питтсбургом», а вокруг меня Малкин, Кросби, Крис Летанг… Это был очень крутой момент, и я сохранил шайбу и протокол того матча. Приятно иногда поглядывать на имена игроков, которые тогда были рядом со мной.

Конечно, нас тогда вынесли, а Кросби набрал пять очков или около того. Когда он и Малкин здоровы, у «Питтсбурга» фантастическая команда.

— Вы стали участником обмена Ильи Ковальчука из «Атланты» в «Нью-Джерси». Обрадовались тогда?

— Я тогда не играл, так как был дисквалифицирован в юниорской лиге. Сидел дома, рядом включенный телевизор. Там говорят о скором обмене Ковальчука из «Атланты» в «Девилс». Я думаю: «Интересненько, посмотрим, на кого его обменяли». Началась реклама, а затем мой телефон закипел от сообщений и телефонных звонков. Я тогда особо не думал, что заиграю в НХЛ, поэтому не придавал обмену большого значения, но, конечно, занятно вспоминать ту историю. Не уверен, что сам Ковальчук помнит, на кого его обменяли. Вряд ли.

— В этом году вы впервые сыграли против него в Казани. Илья чем-то запомнился?

— Мне всегда нравится играть против Ковальчука, Дацюка и других легенд НХЛ. Я тащился от них в детстве и с большим уважением отношусь сейчас. Хотя не упускаю возможности сыграть пожестче.

— «Авангард» доставил «Ак Барсу» немало проблем в регулярке, дважды победив с сухим счетом. Это неудобный соперник для Казани?

— Это хорошая команда с сильным подбором игроков и классным тренером. Она обучена, быстра и имеет таких лидеров, как Ковальчук. В серии с ними будет непросто.

— Помните Рида Буше по АХЛ? В плей-офф КХЛ он набирает очки в каждой игре.

— Молодец, что сказать. Я знаю, что он отличный нападающий. Если дать ему чуть больше пространства, чем можно, он забьет. Нужно пореже удаляться, чтобы обезопасить свои ворота, и если он набирает очки в каждой игре, значит, нужно держать его очень внимательно.

Источник: rsport.ria.ru

Читайте также