Названы ядерные планы Пентагона против России и Китая

11

В самом начале этого года было опубликовано заявление пяти держав (Россия, США, Китай, Франция и Великобритания) о недопущении применения ядерного оружия. Но при этом Соединенные Штаты намерены модернизировать свою ядерную триаду. Президент российской секции Международной полицейской ассоциации генерал-лейтенант, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист России Юрий Жданов рассказал о тенденциях в военных усилиях Пентагона.

— Можно ли считать подписанное Соединенными Штатами и их союзниками заявление от 3 января о недопущения применения ядерного оружия демонстрацией нашими партнерами смены вектора в военных тенденциях? В том числе – и прекращения модернизации и наращивания ядерных вооружений?

– Боюсь, что нет. Обратите внимание, это, безусловно, важное заявление, удивительным образом совпало с публикацией доклада RAND corporation «Модернизация американской ядерной триады». В нём, в частности, напоминается, что с конца 1950-х годов Соединенные Штаты развернули триаду, состоящую из систем доставки ядерного оружия воздушного, морского и наземного базирования. Да, такие «триады» есть у каждой ядерной державы — в разной степени развитости, боеготовности и боеспособности.

Но американцы в этом же докладе с тревогой констатируют, что после нескольких десятилетий срок службы основных компонентов всех трёх их ветвей приближается к концу. Несколько программ ядерной модернизации находятся в стадии реализации, но решение о замене стареющей межконтинентальной баллистической ракеты (МБР) Minuteman III новой системой, называемой наземным стратегическим сдерживающим фактором (GBSD), послужило катализатором дискуссии о роли ядерного оружия в мире, политики национальной безопасности США, а также состава и стоимости ядерного арсенала США.

– То есть, неожиданное миролюбие США вызвано не угрозой глобального уничтожения, а опасением совсем другого рода – якобы неготовностью к ядерной войне? Они считают, что недостаточно вооружены?

– Получается, что так. Белый дом во главе с Байденом осветил основные темы ядерной политики в своём временном стратегическом руководстве по национальной безопасности от марта 2021 года, в котором он обещал «предпринять шаги по снижению роли ядерного оружия в нашей стратегии национальной безопасности, обеспечивая при этом безопасность, надёжность и эффективность наших средств стратегического сдерживания, чтобы наши обязательства по расширенному сдерживанию перед нашими союзниками оставались сильными и заслуживающими доверия».

Тут надо учесть, что в течение последних шести десятилетий США очень поддерживали свою триаду систем доставки ядерного оружия, включая бомбардировщики, межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) и атомные подводные лодки. Администрации и Обамы, и Трампа, реализовали несколько рекордных программ по модернизации всех трёх звеньев существующей триады, включая размещение нового класса подводных лодок с баллистическими ракетами (ПЛАРБ), нового бомбардировщика, нового варианта крылатой ракеты воздушного базирования (КРВБ) с ядерным вооружением и новой межконтинентальной баллистической ракеты.

Эти программы ядерной модернизации получили широкую поддержку обеих партий за последнее десятилетие. Тем не менее, некоторые члены Конгресса США выразили сомнения относительно стоимости и необходимости таких инициатив, особенно в свете финансовых затруднений, вызванных пандемией COVID-19. Были предложены различные варианты сокращения затрат. Наиболее часто упоминаемая в качестве кандидата на приостановку или полную отмену, — это новая межконтинентальная баллистическая ракета, известная как наземное стратегическое средство сдерживания (GBSD).

Однако в докладе отмечается, что несмотря на изменения в ядерной политике, доктрине и технологиях США за последние 75 лет, некоторые ключевые аспекты ядерной политики США остались неизменными.

– Например?

– Американские стратеги давно считают, что уменьшение уверенности противника в его способности обезглавить ядерные силы США снижает стимул для нанесения первого удара. Они неоднократно утверждали, что выживаемость ядерных сил США может быть наилучшим образом обеспечена за счёт использования сочетания систем доставки ядерного оружия, каждая из которых дополняет свойства других и компенсирует любые уязвимости или технические сбои других.

— Сбивать бомбардировщики, несущие атомные бомбы, сегодня не такая уж сложная задача. Вот недавно мы показали «интересную» гиперзвуковую ракету…

– Нельзя недооценивать вероятного противника – это всегда плохо кончается. Американцы сами в этом убедились, когда их «воздушная крепость», возвращающаяся с патрулирования границы Турция – СССР, потерпела катастрофу над Испанией и потеряла две ядерные бомбы. Экипаж погиб, бомбы, к счастью, не взорвались и их нашли. Но осадок остался – американцам больше не разрешили с ядерными боеприпасами летать над Испанией. И предложили — давайте как-то в обход.

– Так это было более полувека назад.

– А что принципиально изменилось? Ядерная реакция стала как-то мягче? Разумеется, у американцев осталась озабоченность по поводу возрастающей уязвимости своих ядерных сил, которые долгое время почти полностью состояли из таких же самолетов-бомбардировщиков. Дальность, точность и количество советских ракетных систем ослабили в США уверенность в способности таких бомбардировщиков выдержать превентивный удар, тем самым подрывая фундаментальные принципы сдерживания. И они увеличили количество и типы оружия в своем ядерном арсенале, достигнув в конечном итоге пика в 31 255 боеголовок к 1969 году.

– Но затем было и снижения количества оружия, причем с обеих сторон?

– Было, но недолго. Да, окончание холодной войны предвещало значительное сокращение вооружений, количества и типов американских и наших систем доставки ядерного оружия и связанных с ними боеголовок. США заключили серию двусторонних соглашений о контроле над ядерными вооружениями с Советским Союзом, которые ограничили силы обеих стран, включая ликвидацию всех ядерных сил средней дальности.

– Но мы, как известно, сократили больше. Даже ликвидировали в одностороннем порядке мобильные железнодорожного ракетные комплексы…

– А вот американцы после окончания холодной войны предпочли полностью сохранить свою триаду. Избыточность, присущая их триаде, оправдывалась как средство защиты от непредвиденных технических проблем, гарантирующая, что США сохранят способность наносить удары, даже если одна или несколько систем доставки выйдут из строя. Выступая перед комитетом Сената по вооруженным силам в июне 2021 года, министр обороны Ллойд Остин отметил, что он «абсолютно привержен модернизации триады». На это в 2022 финансовом году выделено 28 миллиардов долларов.

– Там были какие-то заявления об «измененном стратегическом ландшафте». О чем речь?

– Американцы порой очень свободно применяют околовоенные термины, не понимая их значения. И это вполне объяснимо: население США — не военная нация. Они воевали лишь с индейцами, мексиканцами, испанцами, кубинцами и друг с другом в бутафорской гражданской войне. С японцами во Вторую мировую они бы воевали еще лет десять, несмотря на Хиросиму и Нагасаки, если бы мы не вмешались. Да и во Францию они тогда вошли, когда с гитлеровцами уже почти покончила Советская Армия. С Вьетнамом – Давид и Голиаф! — они справиться не смогли, в Ираке – все еще стрельба, из Афганистана еле успели сбежать, бросив все и всех. А есть еще очень недружелюбный Иран, Северная Корея, Сирия… Я к чему веду – пора бы за, пусть и недолгие, триста лет своей государственности хоть чему-то научиться. Хотя бы — внятно формулировать свою позицию. Чтобы другие, действительно традиционные государства понимали, что конкретно имеют в виду и хотят эти бывшие английские колонии. Британские, так сказать, «кузены».

– Так что же этим «кузенам» не понравилось в стратегическом, как они выразились, ландшафте?

– Они жутко перепугались появления на этом придуманном «стратегическом ландшафте» нового элемента пейзажа – Китая.

По оценке разведывательного сообщества США, Пекин стремится к «самому быстрому расширению и диверсификации своего ядерного арсенала в своей истории, намереваясь как минимум удвоить размер своих ядерных арсеналов в течение следующего десятилетия и создать ядерную триаду».

Согласно прогнозам Пентагона, Китай может иметь до 700 ядерных боеприпасов к 2027 году и не менее 1000 боеголовок к 2030 году. По сравнению с Россией, Китай, вероятно, по-прежнему будет обладать меньшим количеством ядерного оружия, которое может угрожать США в обозримом будущем. Тем не менее, он совершенствует и расширяет возможности своих межконтинентальных баллистических ракет. Дополнительно, различные неправительственные аналитики недавно сообщили, что КНР находится в процессе строительства до 250 или более подземных шахт для ракет большой дальности.

Американцы считают, что Китай завершил строительство шести ПЛАРБ второго поколения, каждая из которых оснащена 12 БРПЛ JL-2, что позволяет ему поддерживать постоянное присутствие на море. Сообщается, что он разрабатывает ещё более мощный класс подводных лодок и БРПЛ, которые позволяют ему поражать США с прибрежных вод, и может иметь до восьми ПЛАРБ к 2030 году. Более того, Китай публично показал дозаправляемый бомбардировщик в октябре 2019 года, и, как сообщается, разрабатывает баллистическую ракету с ядерным зарядом, которая может быть запущена с нового самолета.

Благодаря недавней разработке баллистической ракеты воздушного базирования с ядерной боеголовкой и совершенствованию своего наземного и морского ядерного потенциала Китай, возможно, уже обладает своей «зарождающейся» триадой.

– А что Пекин может противопоставить враждебным триадам?

– Как и Россия, Китай вложил значительные средства в свои противовоздушную и противоракетную оборону. За последние два десятилетия китайцы создали один из крупнейших в мире арсеналов систем противоракетной обороны большой дальности, объединяющих китайские и российские системы, такие как С-400 и С-300. Сообщается, что Пекин испытывает системы противоракетной обороны, которые могут перехватывать снаряды средней дальности на полпути, и разрабатывает различные противоспутниковые вооружения.

– И все же, как сегодня США модернизирует свою ядерную программу? От схемы триад американцы не отказываются?

– Нет, конечно. Были споры лишь о способах модернизации. Появились официальные программы модернизации всех трёх звеньев триады за счёт размещения нового класса ПЛАРБ, нового бомбардировщика, новой версии КРВБ с ядерным вооружением и нового МБР.

– Давайте по порядку. Что происходит с «морской веткой» триады?

– Морская ветка триады сейчас состоит из 14 ПЛАРБ класса Огайо, каждая из них способна запустить 20 ракет Trident II D5, вооруженных ядерными боеголовками. Как минимум две подводные лодки проходят капитальный ремонт и не могут использоваться для операций ядерного сдерживания. Самая старая лодка класса Огайо, все еще находящаяся в эксплуатации, была сдана в эксплуатацию в октябре 1984 года. Самая молодая — в 1997 году. Подлодки изначально были рассчитаны на 30 лет эксплуатации, но позже были сертифицированы на срок службы 42 года, что превышает срок службы подводных лодок любого предыдущего класса лодки «Огайо».

Новые субмарины, официально известные как Columbia-class, будут включать в себя силовую установку с электроприводом и активную зону ядерного реактора на весь срок службы корабля, чтобы исключить необходимость дозаправки топливом.

– «Воздушная ветвь»?

– Воздушная ветка американской ядерной триады состоит из двух видов тяжелых бомбардировщиков большой дальности с ядерными боеголовками: B-52H Stratofortress и B-2 Spirit. Его часто почему-то называют «бомбардировщиком-невидимкой», однако это не помешало сербам его сбить. Оба самолета могут доставлять обычные боеприпасы в дополнение к их ядерной миссии, и они сыграли значительную роль в военных операциях США на протяжении всей эпохи после холодной войны.

Правда, оба бомбардировщика, мягко говоря, не молоды. Так, последний в серии B-52H сошел с конвейера в 1962 году, и ему будет не менее 90 лет, прежде чем он будет выведен из эксплуатации в 2050 году. Чтобы гарантировать, что он сможет продолжать выполнять свои разнообразные задачи, ВВС планируют модернизировать несколько подсистем, такие как оснащение новыми двигателями, модернизация радиолокационных возможностей и увеличение способности нести обычные боеприпасы.

Его «младший собрат» B-2 был разработан с использованием технологий 1980-х годов и впервые был доставлен на авиабазу Уайтман в конце 1993 года. Он также требует периодических обновлений своих подсистем. Материалы и процессы, используемые для поддержания его характеристик невидимости, являются дорогостоящими и трудоёмкими, и с тех пор были разработаны более эффективные технологии и методы. Первоначально ВВС планировали закупить 132 В-2, но завершили программу в 1992 году, купив только 21 из них. Программа модернизации воздушной части триады состоит из двух основных направлений — ядерной крылатой ракеты дальнего действия AGM-181 и бомбардировщика B-21 Raider.

ВВС решили оставить B-52 в строю еще как минимум на 30 лет. Кроме того, ВВС планируют заменить бомбардировщик B-2 на B-21 Raider. Поскольку B-21 считается строго засекреченной программой, публичная информация о его конструкции и возможностях ограничена. Как и B-2, новый бомбардировщик B-21 будет играть как ядерную, так и обычную роль. Первый полёт этого самолёта должен состояться в середине 2022 года. ВВС официально обязались закупить 100 таких бомбардировщиков.

– Что у них базируется на земле?

– Вот это — самое любопытное. Сухопутная часть триады состоит из 400 межконтинентальных баллистических ракет Minuteman III. Ракеты размещаются в подземных пусковых установках — шахтах. На данный момент в общей сложности 450 бункеров, поровну разделенных между тремя базами ВВС: авиабаза Мальмстрем, Монтана; авиабаза Майнот, Северная Дакота; и FE Warren AFB, Вайоминг, чье ракетное поле простирается до соседних штатов Небраска и Колорадо.

На каждой базе Minuteman III распределены по одной из трёх эскадрилий, каждая из которых отвечает за пять рассредоточенных подземных центров управления пуском (LCC), способных контролировать и отправлять команды запуска на все 50 ракетных шахт в этой эскадрилье. Ракеты постоянно находятся в состоянии боевой готовности и могут быть запущены в течение нескольких минут после получения приказа.

Напомню, ракеты Minuteman III были поставлены на вооружение в 1970 году, чтобы заменить 550 из 1000 старых ракет Minuteman. В то время Minuteman III представляла собой значительный технический прогресс в возможностях межконтинентальных баллистических ракет. В отличие от Minuteman II и Titan II, которые были вооружены только одной боеголовкой, Minuteman III могли нести до трех многократных сбрасываемых ракет с независимым нацеливанием (РГЧМ), что увеличивало количество советских целей, которые США могли держать под угрозой. В середине 1980-х годов 50 шахт с ракетами Minuteman III на авиабазе FE Warren были переоборудованы для использования в новой межконтинентальной баллистической ракете Peacekeeper, каждая из которых могла нести до десяти боеголовок.

– Известно, что планируется поставка принципиально новых ракет?

– Это – логично, любое оружие, в том числе и ядерное, должно совершенствоваться и обновляться. Существует программа GBSD по созданию новой ракетной системы, первый испытательный полет прогнозируется на декабрь 2023 года.

ВВС планируют доставить первую единицу GBSD «в кратчайшие возможные сроки и выйти на начальную готовность к эксплуатации в 2029 финансовом году». Новые межконтинентальные баллистические ракеты будут размещены в тех же ракетных шахтах, которые сейчас используются для ракет Minuteman III, поэтому программа GBSD также предполагает значительную модернизацию существующей инфраструктуры. Планируется, что GBSD выйдет на полную боевую готовность к 2036 году.

– Эта ракета – некий технологический прорыв?

– Принципиального прорыва, если сравнивать, скажем, тротиловый заряд с ядерным, поршневой самолет с реактивным, «обычную» ракету с гиперзвуковой, — нет. Просто ракеты Minuteman устарели и физически и морально, стали сами разрушаться и нести угрозу персоналу. Известно про три аварии со смертельным исходом. Новые же ракеты будут более совершенны, оборудованы современной компьютерной начинкой, даже искусственным интеллектом, защитой от киберугроз. Но какого-то революционного прорыва, повторюсь, нет. Смысл всей этой затеи – не продлевать больше срок службы старых, потрепанных систем. Дешевле закупить новые. Ну, это как с заменой автомобиля с пробегом. Тут все упирается в деньги.

Кстати, по данным Бюджетного управления Конгресса, эксплуатация, техническое обслуживание и модернизация межконтинентальных баллистических ракет с 2021 по 2030 год обойдутся в 82 миллиарда долларов.

— А как вообще американцы оценивают перспективу существования своей триады? Нужна ли она вообще? Может, лучше ограничиться каким-то одним компонентом, чтобы снизить риск случайного, несанкционированного пуска и не спровоцировать ответного удара?

– Такие споры в США ведутся. Кто-то предлагает, например, больше денег тратить на обычные вооруженные силы. Небольшая группа ученых и неправительственных организаций предложила сократить или вообще полностью отказаться от своих наземных систем доставки и перейти к «диаде», состоящей из бомбардировщиков и ПЛАРБ.

Сторонники этого подхода утверждают, что оружие морского базирования обеспечивает аналогичные или превосходящие возможности при более низкой стоимости, чем наземные системы, при этом избегая ограничения по принципу «используй или потеряй», которое, по их утверждениям, характерно для уязвимых ракет шахтного базирования.

Но им возражают, что тяжелые бомбардировщики США вообще не находятся в боевой готовности, и США в повседневной жизни прежде всего опираются на ветки морского и наземного базирования.

Мол, если бы межконтинентальные баллистические ракеты были ликвидированы, триада была бы вынуждена полагаться только на ПЛАРБ, рискуя, что техническая неисправность, кибератака или другой сбой могут оставить Соединенные Штаты уязвимыми на несколько дней, если не дольше, пока они будут пытаться привести свои бомбардировщики в боевую готовность.

Создают ли межконтинентальные баллистические ракеты особый риск случайного запуска? Да, создают.

Это признали даже экс-министр обороны США Уильям Перри и бывший зампредседателя Объединенного комитета начальников штабов генерал Джеймс Картрайт. Они выступили за полное уничтожение межконтинентальных баллистических ракет. Они опасаются принятия ошибочных решений ответственных лиц из-за неполной или неточной информации. У президента будет всего несколько минут, чтобы расшифровать двусмысленные и потенциально ошибочные признаки надвигающегося нападения и решить, запускать ли ракеты. Космические системы предупреждения о ракетном нападении и системы связи, которые могут быть уязвимы для кибератак или кинетических атак, увеличивают риск технической неисправности или человеческой ошибки. Поэтому могут быть приняты ошибочные решения. Более того, может произойти и случайный запуск. А ведь ракеты находятся в состоянии повышенной готовности. И при запуске уже не могут быть отозваны.

– Вряд ли эти аргументы повлияют на существование ядерной триады.

– Точно такой же вывод сделан и в докладе RAND: призывая к недопущению ядерной войны, США и их союзники должны модернизировать свои ядерные силы. По их мнению, только это и может быть гарантом предотвращения применения ядерного оружия.

Источник: www.mk.ru

Читайте также