Глава правительства Беларуси Роман Головченко: 2021 год был сложным не только для нас

23

Глава правительства Беларуси Роман Головченко: 2021 год был сложным не только для нас

Гостем программы «Евразия. Дословно» на телеканале «МИР» стал премьер-министр Республики Беларусь Роман Головченко. С ним пообщалась корреспондент Ирина Мартьянова.

— По словам президента Александр Лукашенко, на долю нынешнего состава правительства выпал один из самых сложных периодов десятилетия. Как лично вы оцениваете итоги уходящего года?

Роман Головченко: Конечно, год был достаточно сложным, причем не только для нас, но и для всей мировой экономики. Но для Республики Беларусь он действительно был непростым. Мы столкнулись с целым рядом вызовов: еще до сих пор пандемический шок не прошел, политическая турбулентность давала о себе знать, вся мировая экономика находится в разбалансированном состоянии. Свидетельством тому является, в первую очередь, инфляция, которая галопирует по всем странам, и страны Евросоюза, и Соединенные Штаты столкнулись с наиболее рекордными ее показателями за последние несколько десятилетий. Мы тоже испытали на себе давление импортируемой инфляции. Это стоимость промежуточных товаров, сырья, комплектующих, которые мы используем в производстве. Естественно, что это все ложится на себестоимость продукции и вызывает определенное ценовое давление. Санкционные ограничения, которые вводились в отношении Беларуси, конечно, тоже оказали определенное влияние, в первую очередь, на, так скажем, скорость того, как мы справлялись со второй тенденцией – возрастающим спросом на нашу продукцию.

— Чего было сложнее всего добиться?

Роман Головченко: Я считаю, серьезный успех для всей страны – и это, конечно, заслуга не только правительства Беларуси, а всей вертикали власти и наших людей, граждан, реального сектора экономики, бизнеса, предпринимателей, – это то, что оживился внешний спрос. Многие говорят, что нам повезло. Но здесь очень уместен афоризм, который президент нашей страны недавно произнес на одном из совещаний, что везет тому, кто везет. Везение само не сваливается с небес. Это просто тот фактор – оживление внешнего спроса, отложенного спроса после локдауна, мы им действительно воспользовались, но это было тоже непросто сделать.

Наиболее сложным было, наверное, решить комплексную проблему, которая для нас выразилась в санкционном давлении, в продолжающихся последствиях мировой пандемии, в проявлениях, которые организовали наши беглые противники. Поэтому, собственно говоря, был своеобразный микс, то есть мы справлялись не с какой-то одной задачей или с какой-то проблемой – она была комплексная, многогранная. Но экономика не просто выстояла, а не допустила падения. Хотя нам традиционно предрекали вплоть до третьего квартала разные аналитики, в том числе достаточно авторитетные, падение ВВП, чуть ли не стагнацию, но этого не произошло. Уже с четвертого квартала они начали корректировать свои прогнозы. В этом плане, конечно, год был сложным. Но еще раз повторю: то, с какими результатами мы подошли к его концу, говорит о том, что с этими вызовами мы справились.

— Запад ввел уже пять пакетов санкций в отношении Беларуси. Говорят уже о шестом и седьмом. Лично вам в свое время президент поручил разработать пакет ответных действий. Они введены уже правительством, но стоит ли нам ожидать дальнейших действий помимо тех, которые уже приняты?

Роман Головченко: У нас абсолютно нет такого ощущения, по-белорусски слово есть такое «разгубленность», то есть растерянность или беспокойство. Мы, конечно, заблаговременно готовились, принимали ответные меры, проводили некоторые внутренние преобразования. Мы видели достаточно давно, как экономическими санкциями пытаются наказать Российскую Федерацию. Поэтому опыт и помощь российских коллег нам тоже помог справиться с этими вопросами.

— У нас еще есть «козыри в рукаве»?

Роман Головченко: Я еще раз говорю, мы, белорусы, мирные люди, мы никогда не хотим воевать. Но, если на нас нападают, мы всегда отвечаем. Собственно говоря, первые ответные действия – экономические меры, которые были приняты в части введения эмбарго на ввоз определенной позиции продовольственных товаров в Республику Беларусь. Это не то чтобы конечная мера, это один из элементов нашего ответа, который мы разработали. Конечно, есть и другие. Но мы надеемся, что здравый смысл восторжествует и санкционная конфронтация прекратится. Если она не прекратиться, то мы будем дальше защищать свои экономические интересы, соответственно, если нам наносят ущерб, мы будем вынуждены наносить ущерб тем, кто нас атакует таким образом.

— Отгрузки товаров в два раза увеличились в США и Германию. Экспорт в Литву вырос, если не ошибаюсь на 40 %, в Польшу – около 70 %. Как вы это прокомментируете?

Роман Головченко: Здесь надо дифференцировать интересы политиков и интересы бизнеса. Белорусские партнеры всегда считались во всем мире, особенно в Европе, нашей соседке, предсказуемыми, добросовестными и ответственными. Многие из бизнесменов, предпринимателей заинтересованы не только сохранять, но и развивать экономические связи с нашими предприятиями. Они об этом постоянно дают нам сигналы на разных площадках, мягко говоря, негативно высказываясь в адрес своих же политиков. Поэтому спрос и желание работать с нами, в том числе и европейского бизнеса, высок. Мы, как я уже говорил, воспользовались тем преимуществом, что, не закрываясь в период локдауна, смогли удовлетворить спрос на рынке, в том числе на рынке Евросоюза, который имеется на нашу продукцию. Более того, у нас есть определенные конкурентные преимущества, которые связаны в том числе с достаточно доступными ценами на энергоносители – на природный газ и нефть. В то время как многие европейские заводы по производству тех же удобрений начали закрываться из-за неподъемных цен на их энергоносители, мы достаточно комфортно себя чувствуем, работаем и удовлетворяем запросы рынка.

Нет ничего сверхъестественного, это чистая экономика и в целом белорусский экспорт вырос на 135 % за истекший год – это очень большие цифры. Если посмотреть результаты прошлых лет, мы имеем рекордное положительное сальдо платежного баланса, то есть это превышение поступления валюты в страну над оттоком валюты из страны. Собственно говоря, это позитивно повлияло и на валютный рынок, на макроэкономическую сбалансированность, на выплаты по нашим долговым обязательствам. Поэтому чуда тут никакого нет, есть просто напряженный труд.

— Просто нужно работать?

Роман Головченко: Просто нужно работать.

— 22 декабря в реакторы второго энергоблока БелАЭС было загружено ядерное топливо. По сути, проект выходит на финишную прямую. Но при общении с журналистами в Островце вы сказали о том, что не исключаете появления второй атомной электростанции в Беларуси. От чего это будет зависеть?

Роман Головченко: Сейчас мы видим, как буквально на глазах меняются мировые тренды. Если раньше было определенное шельмование атомной энергетики, на нее вешались ярлыки «небезопасной», «неустойчивой», говорили, что надо развивать альтернативные, возобновляемые источники энергии. Сейчас мы видим обратный тренд. Еще недавно правительства ряда стран принимали решение о закрытии станций и сворачивали атомные программы, сейчас же речь идет о том, что атомная энергетика является чуть ли не самой зеленой.

В начале лета следующего года по плану введем второй энергоблок и будем суммарно вырабатывать 2400 мегаватт-часов. Сейчас первый блок работает на полную мощность, во второй блок загружено топливо, и сейчас он будет выходить на необходимые параметры мощности. Что касается этапа второго строительства, есть поручение президента этот вопрос проработать. Сейчас Минэнерго совместно с Министерством экономики и Академией наук ведут научно-исследовательскую работу, результатом которой должно стать уже выверенное предложение.

— Какую пользу почувствует от БелАЭС рядовой потребитель? Он получит жировку, ему бы хотелось, чтобы за электричество он платил не 50 рублей, скажем, а 25 рублей…

Роман Головченко: Тарифы на электроэнергию, конечно, формируются из экономически обоснованных показателей. Мы осознанно приняли решение о введении стимулирующих тарифов для тех жителей, которые переходят на теплоснабжение домов за счет электроэнергии. Это касается частных домов, индивидуальных и так называемых электродомов, где в принципе все, и водоподогрев, и приготовление пищи осуществляется на основе электроэнегии.

— Для них электричество будет дешевле?

Роман Головченко: Там есть понижающие коэффициенты, которые являются стимулирующими, чтобы таких домов строилось больше.

— Как строится сейчас работа в рамках стран «евразийской пятерки» в плане борьбы с COVID-19? Наверное, это одно из основных сейчас направлений?

Роман Головченко: Работа идет очень интенсивно. Ее, может быть, не видно на поверхности, но наши системы здравоохранения, санитарные врачи и эпидемиологи находятся в очень тесном контакте, отслеживают появление новых штаммов вирусов, обмениваются актуальной информацией, опытом, что, наверное, бесценно. Потому что, когда ковид ударил очень внезапно и масштабно, именно обмен информацией в рамках ЕАЭС помог справиться с этими вызовами. Сейчас мы смотрим дальше, думаем о необходимости разработки единой стратегии биологической безопасности и исходим из того, что эта зараза, наверное, не последняя, которая может появиться и будет угрожать нашим государствам.

— Когда мы выйдем на взаимное признание «паспортов вакцинации»? Популярное приложение «Путешествую без COVID-19». У белорусов до сих пор нет возможности оставить свою метку о вакцинации. Когда Беларусь и Россия выйдут на такое взаимное признание? Одной же вакциной прививаемся!

Роман Головченко: Что касается «Путешествую без COVID-19», у нас есть лаборатории, которые аккредитованы в этой системе, и, в принципе, белорусы имеют возможность достаточно легко получить регистрацию в этой системе. Беларусь неоднократно инициировала вопрос необходимости достаточно быстрого принятия документа, который бы обеспечивал взаимное признание сертификатов о вакцинации. Пока такого решения нет, но это больше бюрократическая тема. Я думаю, что мы ее «дожмем», что называется, в ближайшее время. Мы как Республика Беларусь принимаем все сертификаты о вакцинации от наших стран-партнеров, независимо от того, какой вакциной привился человек и какая форма сертификата. Поэтому мы, я думаю, подаем хороший пример для наших партнеров. Граждане Беларуси могут посещать Кыргызстан, Казахстан на основании белорусских сертификатов. Но проблема есть, вы правильно ее подняли. Мы в конце января – начале февраля будем опять собираться на Межправсовете и обязательно этот вопрос будем педалировать.

— Беларусь и Россия подписали в этом году 28 дорожных карт. Какие дальнейшие шаги? Только над отменой роуминга мы работали пять лет и к чему пришли? Мы только снизили тарифы. Как эти программы упростят жизнь простых белорусов и россиян?

Роман Головченко: Тема интеграции пока не получает такого широкого обсуждения и понимания в обществе, потому что мы находимся на начальном этапе. Суть этого процесса – преодолеть курс на постепенное расхождение наших экономик, которое происходило в силу естественных причин: два независимых государства, свои законы у каждого, свои интересы, свои программы социально-экономического развития. Каждый сам постепенно это строил. Собственно говоря, сотрудничество не прерывалось, просто оно было в форме кооперации: мы поставляем вам это, вы нам поставляете то. Торговля очень активная идет, есть совместные программы. Но со временем мы поняли, что этого явно недостаточно. Особенно, так скажем, в условиях геополитической обстановки, когда мы – Россия и Беларусь – подвергаемся давлению, в отношении нас вводятся рестриктивные меры. Нас то отсекают от каких-то рынков, то что-то вдруг запрещают поставлять, то еще что-то. Но мы это все помним, наверное, еще можно апеллировать к советским временам, когда существовали в отношении СССР жесткие ограничения по поставкам передовых технологий, комплектующих и так далее.

Мы пришли к тому, что нам необходимо выходить не просто на тесное сотрудничество, а выстраивать реальное единое экономическое пространство. Оно начинается с гармонизации регулирования. То есть, например, на российском рынке введена какая-то маркировка. Соответственно, белорусские производители, не имея доступа к этой маркировке, не могут продавать. Или обратный процесс. Например, у нас есть требование по поставкам товаров только белорусских производителей. Соответственно, это дискриминирует российских поставщиков. За время таких барьеров накопилось очень много, и это, конечно, осложняло и осложняет жизнь бизнесу, предпринимателям, предприятиям. Решили начать расчищать эти завалы.

Теперь мы переходим к людям – как почувствуют люди? Мы не говорим о том, что все должно быть одинаковым, например, пенсии или выплаты при рождении детей. Это возможно, но, как сказали наш президент и президент России Владимир Путин на итоговой пресс-конференции по итогам подписания интеграционных документов, когда задавали вопрос о единой валюте в Союзном государстве. Отрицательного ответа на этот вопрос нет, но он сейчас преждевремен. Потому что, если такое решение когда-то будет приниматься, то для него должны созреть условия. И первое условие – гармонизация экономического пространства и законодательства. Если это будет сделано, возможно, будет обсуждаться вопрос о единой валюте. Если это будет признано выгодным для обеих стран.

Поэтому мы не говорим сейчас, что надо выйти на единые пенсии – должны быть единые подходы: как начисляется пенсионный стаж, какие подходы к господдержке детей с детьми. У нас есть разница: если в России материнский капитал выплачивается с первого ребенка, то в Беларуси – с третьего. Эти вещи мы должны гармонизировать и выбрать наилучшие регуляторные практики. Потому что сейчас мы видим, что где-то РФ имеет лучшие практики, где-то – Республика Беларусь. Поэтому долгий путь предстоит. 28 «боевых отрядов» сформированы по каждой из программ, они готовят решения.

— А мы не планируем материнский капитал в будущем со второго ребенка?

Роман Головченко: Планируем. Мы бы с удовольствием ввели бы и с первого. Весь вопрос в возможностях бюджета. Мы сейчас уже расширили направления использования семейного капитала. Сейчас одна из серьезных проблем для наших государств является демографическая проблема – падение рождаемости. Конечно, все правительства думают о том, как стимулировать рождаемость. Но мы видим – исследования показывают и социологические опросы, – что рождаемость не находится в прямой зависимости от материальных благ. Здесь есть много факторов – и карьерные вещи, то есть подход такой, что нужно максимально сделать карьеру, а потом, когда ты уже добился каких-то высот, можно подумать и о детях. А когда ты думаешь, то на следующих время не остается или биологических возможностей. Но тем не менее, конечно, фактор выплаты семейного капитала имеет определенную мотивирующую функцию, но не главную. Мы рассматриваем эту возможность – введение семейного капитала со второго ребенка, сопоставляя это с возможностями бюджета.

— В середине февраля в Беларуси пройдет референдум по новому проекту Конституции. Он предполагает в том числе и усиление роли правительства. Можете сказать, о каких новых полномочиях может идти речь?

Роман Головченко: Я, наверное, точно на этот вопрос не отвечу, потому что я не участвовал в работе Конституционной комиссии, которая и формировала эти предложения. У меня есть только представления о том, какие предложения вносились. Будут ли они приняты или нет, в первую очередь Конституционной комиссией в проекте документа, будут ли потом поддержаны обществом, не могу сказать. Но те предложения, которые вносились, не носят кардинального характера с точки зрения изменения места правительства в системе органов власти. То есть, насколько я знаю, в проекте Конституции мы остаемся президентской республикой. Соответственно, основные роли и акторы остаются на своих местах.

Предложения, которые вносились, касались, прежде всего, увеличения роли правительства в экономической жизни страны. В частности, увеличение полномочий по использованию и распоряжению средствами республиканского бюджета. То есть это касается внесения, допустим, Закона о бюджете. Сейчас президент вносит его в парламент. Одно из предложений предусматривало, чтобы правительство вносило Закон о бюджете в парламент по согласованию с президентом. Соответственно, правительство несет большую ответственность за это, другие вещи, которые касались полномочий правительства в экономической сфере.

Это не секрет, это наша политика, политика главы государства – надо больше полномочий передавать на места. Там были предложения по определенному повышению ответственности правительства в кадровых вопросах, было предложение выдвинуто членами Конституционной комиссии о том, что кабмин будет вносить президенту предложения о формировании состава правительства, персоналии и так далее. Будут ли они поддержаны, приняты, не знаю. Нас, в принципе, устраивает работа и в этих условиях. Будет ли Конституция поддержана или нет – для власти это не имеет серьезного значения.

— Роман Александрович, Новый год впереди. Как вы будете отмечать, как отмечает ваша семья?

Роман Головченко: С течением моей жизни практики празднования Нового года изменялись. Это связано, конечно, с работой. В последние годы Новый год я провожу с телефоном.

— Ну, хоть дома?

Роман Головченко: Да, надеюсь, в этом году будем дома. Мы своевременно завершили решение основных вопросов, которые касаются вопросов экономики, на прошлый год. Это касается и поставок энергоносителей в нашу страну. Это достаточно часто было предметом предновогодних бурных обсуждений. Сейчас мы абсолютно спокойно и конструктивно эти вопросы решили. Но все равно большая ответственность. Новый год – это масштабные праздники, тем более, холодная погода нам предстоит. Возможно, не дай бог, какие-то будут происшествия, я имею в виду теплосети и так далее. Мы всегда должны быть к этом готовы и оперативно отреагировать, чтобы люди не почувствовали каких-то неудобств.

— Я вас про семью спрашиваю, а вы опять про работу…

Роман Головченко: Про семью расскажу. Я им пообещал, что Новый год мы будем встречать дома, вместе. Надеюсь, что будут при телефоне, но дома. Встречаем мы праздник традиционно, наверное, как и большинство белорусов – дома, за семейным столом.

— А что у вас на столе?

Роман Головченко: На столе у нас здоровое питание. Но, конечно, без оливье с майонезом не обойдется. Подводим, что называется, итоги, вспоминаем, что было в уходящем году хорошего в стране, в нашей семье. Строим планы на следующий год. Обычно строим планы на отпуск, но они, к сожалению, не всегда сбываются. Загадаем, наверное, чтобы сбылись.

— Поздравляю вас и вашу семью с Новым годом!

Роман Головченко: Спасибо.

Глава правительства Беларуси Роман Головченко: 2021 год был сложным не только для нас

Источник: mir24.tv

Читайте также